сама - сама - сама...
альтернативный сайт для женщин     18+
 

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ СЕКСА

иллюстрированный
сексологический справочник

Диеты для похудения - камасутра позы - порно мультики - дао женщины - энциклопедия секса - голые звезды - анекдоты

ЯЗЫК И СЕКС

сексологическое значение термина:

ЯЗЫК - во всех странах и у всех народов существует обширный сексуально-эротический словарь. Он содержит особые выражения или обороты речи для обозначения женских и мужских половых органов, полового сношения, ласк и других областей любви и сексуальности. При этом можно встретить как грубые слова и деловые термины, так и нежные обозначения и поэтические описания. Подобный сексуальный язык с древности известен во многих культурах. Он постоянно развивается, прибавляются новые слова, например, "безопасный секс", исчезают старые, к прим., минна. Некоторые слова удерживаются в течение столетий, как немецкое "ficken" ("трахаться") - другие появляются и вновь быстро исчезают. Хотя люди из ханжества часто отрицают, что знают такие слова, и их употребление считается неприличным, они сохраняются и передаются от поколения к поколению.

Лингвистика упрямо не обращала внимания на эротические аспекты языка. Занятия этим считались несерьезными. Вот почему сравнительные языковые исследования почти отсутствуют, и невозможно сказать, какой язык можно считать наиболее богатым в эротическом отношении.

Что касается греческого языка и латыни, то здесь можно высказать некоторые историко-лингвистические соображения, опираясь на оставленные нам поэтами того времени многочисленные свидетельства. В соответствии с высокой оценкой анального коитуса в Древней Греции, например, было множество обозначений для этого акта. Задний проход именовался "венком мальчика" или "бутоном розы". Из современных языков лучше всего изучен в этом отношении английский. В начале XX в. привлекло к себе внимание собрание Г.Н. Кэри из Чикаго. Список синонимов для обозначения полового акта занимал 29 страниц. Он начинался с "acme of delight" ("пик восторга") и заканчивался словом "work" ("работа") - причем можно было увидеть, насколько по-разному воспринимался и сам акт. В "Фанни Хилл" (1749- 1750) Д. Клеленда можно обнаружить свыше 50 метафорических вариантов для обозначения пениса ("хозяин - участник пиров", "срыватель замков", "соска любви" и т. д.) - зато в нынешней форме "пенис" он не встречался; не было тогда и таких слов, как оргазм, петтинг или контрацепция. В немецком языке исследований мало. Исключением можно считать словарь Э. Борнемана "Секс в народной речи" (1974) - служащий уникальным свидетельством того, что и у немцев есть свой "непристойный словарный запас". "Разочаровало нежелание многих опрошенных германистов написать слова, которые до сих пор не печатались" (Борнеман Э. Секс в народной речи. 1974).

Эротическое воздействие текста отнюдь не зависит напрямую от того, названы ли там прямо сексуальные атрибуты. С одной стороны, определенные слова могут приобрести эротическое значение в соответствующем контексте, с другой - текст может иметь такую форму, что он и без всяких сексуальных слов показывает ситуации, передает чувства и возбуждает фантазию читателя. Это относится не только к письменному, но и к устному Я., который обладает собственными эротическими возможностями и способен усиливать или ослаблять общее эротическое воздействие говорящего.

Эротическое содержание языка нельзя привязывать к тому или иному слову. Сексуальные вещи могут быть описаны - особенно в поэзии - так, что они не будут прямо названы ни единым словом; такие "места" тоже могут излучать сильное эротическое воздействие. Намеки и описания нельзя объяснять только цензурой или общественным мнением. Художественная форма повышает эротическую силу воздействия. Было бы ошибкой предполагать, что непристойные слова эротичны сами по себе. Чем более культурным и разносторонним является человек, тем он восприимчивее к утонченному, художественному, богатому фантазией любовному языку. Точно так же обстоит дело и в интимных ситуациях. Воздействует не само по себе грубое слово, вообще не только слово и слова. Они говорятся в определенной ситуации, партнеры по коммуникации находятся в определенной связи друг с другом, звук их голосов, их жесты и движения способствуют эротическому значению языка. Так же обстоит дело в актерском искусстве, в театре и кино, вообще с устным словом по сравнению с письменным. Слово - лишь один из элементов эротического сигнала.

Игра словами служит частью любовной игры. Однако многим людям тяжело разговаривать во время полового акта. Но молчание может точно так же сбивать партнера, как и разговор. Некоторым людям нравится говорить во время любовной игры, другим это мешает.

При анализе слов всегда следует учитывать контекст. То, что в одних ситуациях влияет эротически, в других может иметь обратный эффект. Если кто-то во время интимной любовной игры нежно называет непристойным выражением влагалище своей возлюбленной, то это имеет совершенно иное значение, чем когда он ругает кого-нибудь. Одна и та же сексуальная острота из уст одного рассказчика может восприниматься как нечто неприятное, из уст другого - доставлять удовольствие. "Попа" может быть злым оскорблением, а может - "сладким обращением". "Мешок" (яички) может выступать как ругательство, а может - как профессиональный термин. Лингвистический анализ должен поэтому всегда быть анализом ситуации и включать в себя весь процесс коммуникации; история эротики - всегда и история Я.

В немецком и др. языках можно встретить различные языковые уровни для обозначения сексуально-эротического.

В культурном языке в значительной мере воздерживаются от обозначения сексуального, оно почти изгнано из него. Простонародные обозначения не находят в него доступа или сразу же осуждаются и отторгаются как уличный язык или жаргон. В учебнике, передаче новостей или письме министра невозможно встретить употребляемые в разговорном или в вульгарном языке слова для обозначения женских и мужских половых органов. Вместо этого обычно употребляются (если об этом говорится вообще) "невинные", "профессиональные", "нейтральные", "безобидные" выражения, как "Scheide" ("влагалище"). Такие слова в культурном языке всегда имеют двойное значение. (К примеру, "Scheide" означает также "ножны для клинка". Воткнуть меч в ножны - переносное выражение для обозначения полового сношения.) Культурный язык описывает иносказательно и скрывает, как будто сексуальное не ко двору. К тому же он совершенно не эротичен.

Официальный язык основан на текстах законов и бюрократических формулах ("оскорбить действием"; "вступить в брак"; "лишить девственности"; "сожительствовать", "жить вместе" в значении "иметь половые сношения"; "наполненная семейная жизнь" в значении "приносящая удовлетворение сексуальная активность"). Он близок, с одной стороны, к культурному, а с другой - к профессиональному языку.

Сексологический профессиональный (или научный) язык содержит по большей части иностранные слова или медицинские и биологические термины (коитус, дефлорация, куннилингус, эякуляция). Его функция состоит в том, чтобы помочь специалистам быстро и точно понять друг друга. Одновременно он свидетельствует о принадлежности к определенному образовательному и социальному слою. Профессиональные языки имеют тенденцию превращаться в элитарные тайные языки: "Они преграждают путь к знаниям тем, кто не входит в круг уже знающих, и поэтому направлены против просвещения" (Г. Кентлер). Подобные слова из профессионального языка могут считаться профессиональным жаргоном (надпись на рецепте: вместо глотать таблетку - "принимать орально"). К тому же термины профессионального языка не всегда четко определены и правильны. К примеру, самоудовлетворение неверно именуется онанизмом, а гомосексуальность - содомией.

Разговорный язык - наиболее разносторонен в эротическом отношении, полон творческой фантазии. В нем можно обнаружить самые разные нюансы в зависимости от социального слоя, рода занятий, образования, территории, других различий и личных особенностей. К примеру, поцелуй в Южной Германии называют "Busseri", в Саксонии - "Schmatz", в Рейнской области - "Biitzchen". Влагалище в Берлине называют "Fotze", а в Саксонии - "Futze". Разговорный язык переходит в вульгарный язык или иногда сам именуется так. Зачастую он выражает эротические настроения и сексуальные чувства непосредственно и резко. Так, для выражения "иметь половые сношения" в Германии употребляются слова "bohnern" ("натирать") - "rammein" ("спариваться", "толкаться") - "reiten" ("скакать верхом") - "riibersteigen" ("переходить") - "stossen" ("бить", "толкать") - "biirsten" ("чистить", "приглаживать", "нестись") - "pimpern" ("возиться", "шалить") - "eine Nummer schieben" ("откалывать номер") - "geigen" ("играть на скрипке") - "bumsen" ("трахаться") - "orgein" ("играть на органе") - "eine Frau gebrauchen" ("употребить женщину") - "in die Muschel rotzen" ("течь в раковину") - "vernaschen" ("лакомиться") - "vomehmen" ("брать в оборот") - "umlegen" ("овладеть") - "besorgen" ("добиться").

Выражения вульгарного языка или те, которые считаются таковыми либо созданы с этой целью, переходят в порнографический язык. На нем не говорят нигде, кроме порнофильмов; таким обр., это искусственный язык. Порнографический язык упрощает, преувеличивает и предпочитает непосредственную половую реализацию. По большей части он резок и напорист, нередко жесток и воинствен. У этого языка есть свой особый словарь ("сэндвич". "природное шампанское", "розочка", "порнография").

Выражения из вульгарного языка переходят и в литературный язык, становясь, таким образом, общественно допустимыми. Отражая в художественной форме любовные и сексуальные отношения, служащие одной из ее важнейших тем, литература вносит свой особый вклад в развитие сексуального языка. Напротив, религии вообще проявляют тенденцию исключить из Я. сексуальные мотивы или затушевать их, так что об эротике в религиозном языке, собственно говоря, не может идти и речи. Телесное наслаждение рассматривается как грех. В Библии и ее немецком переводе, к примеру, половое сношение обозначено как "познание" ("они познали друг друга"). Однако и в Библии можно встретить лирические места, которым нельзя отказать в эротическом содержании, напр. хвала любимой в "Песне песен" Соломона (Библия).

В языке отражаются жизненные ситуации и социальные связи, особенно отношения между полами. Мужчина овладевает женщиной, но не наоборот, женщина отдается. Слово "человек" мужского, а не женского рода. В немецком языке слова "девушка" и даже "баба" среднего рода. Секс-бомба существует только в женской форме, сексуальный хвастун - только в мужской. В известной мере можно говорить о том, что в патриархальных обществах существует сексистский сексуальный язык (сексизм). Э. Борнеман писал в "Энциклопедии сексуальности" (1990) - "Немецкий разговорный язык - это подчеркнуто мужской язык". К этому прибавляется "в буржуазном индустриальном обществе языковая тенденция к превращению людей в машины, сексуальные функции, а частей человеческого тела - в детали машин": грудь становится "молочной фермой", женщина - "сексуальным станком", влагалище - "штепсельной розеткой", выделения влагалища - "смазкой", член - "поршнем". Часто употребляются и финансовые термины: "копилкой" называют влагалище, вместо "я люблю тебя" говорят: "ты у меня высоко котируешься". Определенную роль играет и сведение к вещи как форма обесценения, когда часть берется за целое: женщину называют, к примеру, "старой шлюпкой", "подстилкой" или "соковыжималкой". Обозначения мужского члена частью сводятся к техническим предметам ("рубанок", "сверло", "перекладина", "консервный нож") - частью являются садистскими ("палка", "розга", "трость") или агрессивно-милитаристскими ("нож", "копье", "ятаган", "пистолет", "ружье"). Согласно Борнеману, в этих мужских выражениях отражаются агрессия, дегуманизация, ненависть, овеществление, страх, но прежде всего - отчуждение.

Наряду с упомянутыми языком и языковыми уровнями есть еще целый ряд особых Я., сексуальных диалектов, подпольных Я., тайных Я. угнетенных меньшинств (к примеру, гомосексуалы называют мужчину, выступающего в роли женщины, "кутилой" или "неженкой"). Часто свои особые, оригинальные и изобретательные Я. существуют у влюбленных. Они содержат как зашифрованные, так и уменьшительные слова.

Особым Я. служит и Я. объявлений (секс-объявления, брачные объявления, сексуальных объявлений пресса). Он избегает открыто называть желания. Молчаливый уговор между посвященными и интересующимися позволяет обходить цензуру. Кто заявляет о своей любви "ко всему прекрасному и необычному", сигнализирует о готовности к сексу со склонностью к отклонениям. Под прикрытием "строгого воспитания" садист мучает мазохиста или кто-то отдается "госпоже". "Общительная, терпимая супружеская пара" ищет не просто знакомств, а перемены партнеров. Объявление "кот ищет кошечку" дается отнюдь не владельцем домашних животных, а человеком, жаждущим обрести подругу по сексуальным играм.

Cексуальное наследие народа всегда подвержено и влияниям извне; оно смешивается с наследием других народов благодаря разнообразному духовному и материальному общению, обмену, торговле, путешествиям, туризму, но также и посредством воины и порабощения. От той или иной страны с происходящими там историческими процессами развития нравов исходят особые импульсы, которые отражаются и в Я. К прим., французский Я. считался Я. любви, заимствованные из него слова "рандеву" и "кокетство" стали привычными. Общества, доминировавшие в определенную эпоху и в определенном культурном кругу, всегда изменяли и сексуальный Я. Это относится в наше время к английскому Я. в США, откуда пришли такие слова, как секс-шоп, секси, коминг-аут. Сексуальный Я. сегодня стал в известной мере международным, в особенности через средства массовой информации. Во всяком случае, во всех Я. можно встретить международные слова секс и оргазм.

Языковые примеры:

1. Синонимы для случайных половых связей вне существующих отношений: поход на сторону, неверность, прелюбодеяние, супружеская измена, приключение, флирт, связь на стороне, связь по расчету.

2. Синонимы для фелляция (ввод члена в рот) - трубить, играть на флейте, по-французски, отсосать, обгладывать, отцедить, сосать член.

3. Языковые уровни при обозначении женщины, занимающейся проституцией:
презрительно: шлюха;
профессионально, бюрократически: женщина, часто меняющая половых партнеров;
на культурном языке: проститутка;
эвфемизм: женщина для удовольствия, уличная женщина, жрица любви, женщина свободной профессии, публичная женщина;
фамильярно: женщина с панели, женщина легкогсгповедения, профессионалка, невеста на час;
устаревшее: блудница;
вульгарно-презрительное: потаскуха;
международное: колл-гёрл (девушка по вызову);
возвышенное: гетера;
разговорное, обесценивающее:
девка, самка, сука, пчелка, наложница, содержанка, шлюха, шалава;
разговорное, любовное: мышка, киска, кошечка, зайка, ночная бабочка;
современное: работница секса;
в стиле знатока: хозяйка, контролерша, бегунья, патентованная, с желтым билетом;
шутливое: сестра милосердия, профессионалка в любви, любовная пташка, розетка, копилка;
ироническое: благородная шлюха;
резкое, грубое: солдатская подстилка, сушилка;
разговорное: пчелка панели, пчелка асфальта, вокзальная кошечка, ласточка тротуара, шоссейный клоп, болотная курочка.

На каком Я. разговаривает народ, больше предполагают, нежели знают на самом деле. Это связано с тем, что в различных слоях и возрастных группах говорят по-разному, и употребление Я. меняется. Лингвистические исследования в данной области редки. Тем не менее существуют и определенные стандарты, которые варьируют и дополняются в зависимости от фантазии. Это доказывает исследование молодых восточных немцев (гл. обр., в возрасте 20-22 лет) (Штарке, 1988).

Слова для обозначения мужского полового члена:

У обоих полов в Германии однозначно преобладает слово "Glied" ("член"). С большим отрывом далее следуют: "пенис", "Pimmel", "Ding" ("штучка" или "вещь") - "Schwanz" ("отросток"). Среди мужчин употребляются также выражения "Pfeife" ("дудка", "стебель") - "Latte" ("верзила") - "Stange" ("палка"). Вариант "Schwanz" употребляется женщинами почти исключительно в уменьшительной форме: "отросточек" и т.п.

Отдельные названия у мужчин: Он, бубенчик, волшебная палочка, стебель любви, черт, встающая палка, конец, малыш, пи-пи, торчок, даритель наслаждения, даритель блаженства, Гансик, Францик и т. д. Отдельные названия у женщин: Он, малыш, великан, любовник, малыш для пи-пи, червячок, паренек, веревка, доставляющий удовольствие, Вилли, пи-пи, черт, толстяк, джентльмен, банан, палка, семейный козырь.

Названия для яичек:

Среди женщин однозначно преобладают: "Hoden" ("яички") - затем следуют "яйца", "мешок", "мешочек". У мужчин среди наименований лидирует "мешок", затем идут "яйца" и "яички". Отдельные названия встречаются реже, чем по отношению к явно выходящему на первый план стоящему или висячему члену: "Kloten", "висюли", "орехи","сливка".

Названия для наружных женских половых органов:

Среди мужчин преобладает "Muschi" ("ракушка", "мишень") - с большим отрывом далее следуют "Scheide" ("влагалище") - "Fotze" ("морда") - "мишка", "муфта", "дырка", "улитка", "мышка". Наиболее часто встречающееся слово у женщин - "Scheide" ("влагалище") - ненамного отстает "Muschi". Других общераспространенных выражении нет.

Отдельные названия: "Она", "Puns", "щель", "ватина", "вагиночка", "клочок", "раковина", "срамная цель", "губы", "аэродром", "пещера любви", "пещера", "область стыда", "передок", "шлифователь яиц", "ад", "расщелина", "гнездо", "роза", "зайчик в яме" (клитор). Вообще есть множество названии как для мужского члена, так и для женских половых органов.

Названия для полового сношения:

У мужчин наиболее распространено слово "bummsen" ("трахаться"). За ним следуют: "спать (вместе)", "любить", "ficken" ("совать", "залупить", "обладать") - также "vogein" ("ловить птичку", "случаться"). Женщины чаще всего говорят: "спать (вместе)". С большим отрывом далее идут: "bummsen" ("трахаться") - "идти в постель", "вступать в интим", "совершать половой акт". Часты сочетания со словом "любовь": "заниматься любовью", "любить", "предаваться любви". Это должно, несомненно, выражать взаимосвязь любви и сексуальности в личных ощущениях. У обоих полов обычно встречаются самые различные выражения: "я тебя съем", "я хочу тебя иметь", "я хочу", "провести пару приятных часов", "войти в тебя", "иди ко мне", "подарить счастье". Отдельные выражения: "knorkein" ("отличаться") - "доставлять удовольствие", "pussein" (от "Pussi" - "киска") - "соблазнять", "прыгать", "дзинь-дзинь", "коптить", "hacken" ("долбить", "взламывать") - "шалить", "обтесывать", "нырять в колодец", "делать", "заколачивать", "натягивать"... Мужчины чаще выбирают более грубые и вульгарные слова.

Нежные прозвища партнеров:

У мужчин почти нет каких-то типичных выражений, разве что "любимая", "милая", "малышка" и прежде всего - "мышка" ("мышонок" употребляется и женщинами как прозвище для мужчины). Обычны уменьшительные формы: "ягненок" ("овечка") - "ягненочек", "ангелочек", "пискушка", "малыш(ка)", "крошка", "пышечка". Типично указание на качества: "толстяк", "сладкий", "нежный". Повсюду обожают животных: "улитка", "зайчик", "воробышек", "гусеничка". У женщин два излюбленных слова: "дорогой" и "любимый" ("любовь моя"). Богато представлен животный мир: "зайчик", "зайка", "блошка", "улитка", "пчелка", "олененок", "свинка", "воробышек", "собачка". Другие выражения: "овечка", "ягненочек", "жеребенок", "толстячок", "хвостик", "лохматка", "мушка", "пухлячок", "чертенок", "самый лучший", "дорогой", "ты".

Некоторые из таких слов нельзя найти ни в одном словаре, кроме данного.



Словарь сексологический: А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я



для более полного ознакомления с темами связанными именно с женской сексуальностью, с сексуальными отношениями, поведением женщин в сексе, с любовью, браком и другими аспектами жизни современной женщины, начните просмотр со страницы Сама, сама, сама.









выход на главную
Рейтинг@Mail.ru